Колонка Ксении Лысковой: DIOR в Советском союзе

В СССР никогда не было бутика Кристиана Диора, женщинам коммунистической страны не к лицу шик капитализма, но в 1959 году в Москве приземлился самолет AirFrance с модной делегацией и состоялись показы. Сам Кристиан Диор покинул этот мир двумя годами ранее, в 1957 Модный Дом на полгода погрузился в траур, но коллекции сами себя не нарисуют, поэтому Марсель Буссак (инвестор и владелец DIOR) назначил нового креативного директора, им стал Ив Сен Лоран, ему был 21 год.

Ив родился в Алжире в семье адвоката и провёл детство на вилле вместе с 2 младшими сёстрами. Мама поддержала увлечение сына искусством и в 17 лет привезла учиться в Париж. В 19 лет Ив — ассистент Диора. За год до смерти Диор вызывает маму юного Лорана в Париж и объявляет, что дни его сочтены, а её сын станет его преемником.

Несмотря на завещание кутюрье, Ив оставался креативным директором недолго, но успел съездить в Москву. С ним полетели 12 моделей, 120 нарядов, повар, парикмахер и фотографы. Модная делегация согласовывала свой приезд несколько месяцев и получила список правил поведения: взять с собой подарки чиновникам, не отказываться от сигарет и тостов, но не злоупотреблять, не фотографировать детей, мосты, дома и военные постройки, женщинам не носить брюки.

Так состоялся первый визит дизайнера из капиталистической страны в Советский Союз. Для DIOR это реклама — перед французским шиком растаял даже железный занавес. Для СССР времен хрущевской оттепели — доказательство дружелюбия и открытости. На 4 дня ДК «Крылья Советов» превратился в филиал рая для всех московских модниц. Афиша на фасаде здания гласила: “Французские моды, Христиан Диор”. Зал задрапировали серым шёлком и распылили 12,5 литров привезенных с собой духов. Зрителями стали 11 тысяч человек, приглашения получили жены партийной верхушки, представители торговли и легкой промышленности. После показов модели гуляли по городу под пристальными взглядами камер и советских граждан. Наряды были женственными, абсолютно приличными даже по меркам советского человека, но шокирующими. Дорогие ткани, модельные туфли, шляпки и перчатки — невиданная роскошь. Что вы видите на лицах? Удивление, замешательство, осуждение?