Американская эротика с советскими лозунгами: выставка Валерия Барыкина в «Главном проспекте»

Советскому человеку с плакатов грозит пальцем суровая женщина, американцу же подмигивает сексуальная красотка, предлагая заглянуть в закусочную, освежиться или побриться. В центре искусств «Главный проспект» можно посмотреть слияние этих противоположных культур. Корреспондент Vsetyah Анна Шевченко прогулялась по выставке Валерия Барыкина «Советский пин-ап» вместе с куратором центра Юлией Борзенковой.

Кокетливая красотка с обложки американского журнала 40-х годов висит у каждого солдата, дальнобойщика и холостяка. Мужчины вырезают и прикрепляют её на стены спальни и кабины автомобилей. Отсюда и название: to pin up – прикалывать. Это происходит в Америке в период безудержного потребления и перепроизводства.

Советскому человеку в это время с плакатов грозит указательным пальцем суровая женщина, милиционеры и пожарные читают наставления, а вожди транслируют коммунистические ценности. В Советском Союзе в этот период перепроизводят не товары, а идеологию.

В 80-е годы советские художники знакомятся с американской культурой и улавливают контраст двух миров. Чтобы поиронизировать над пропагандой и уйти от идеологий, кумиров и условностей, они создают направление соц-арт.

Художники соц-арта добавляют эротику в социалистический реализм. Валерий Барыкин продолжает эту традицию: женщину из Америки он помещает в советский антураж – так рождается советский пин-ап. Его работы включаются в программу 4-й Московской биеннале современного искусства.

Валерий Барыкин показывает, что в Советском Союзе всё-таки был «секс». И советская эротика, если присмотреться, не так далека от американской: разве студентка из фильмов Гайдая, которая медленно раздевается во время чтения конспектов, не сексуальна? А королева бензоколонки в исполнении Надежды Румянцевой? Валерий Барыкин, как и советские режиссеры, снимает с женщины робу и показывает её в настоящем обличье, а не в качестве «товарища», «коллеги» или «стахановца».

В неловкие ситуации попадает не женщина, а мужчина. Смущенный студент, водитель маршрутки и шахматист в очках, с одной стороны, пугаются женственности, с другой, она их влечет.

Перекос прошлого века – скрывать женские линии, красивые формы, ухоженные волосы и другие проявления женственности. Перекос нашего времени – искать во всём сексизм. Абсурдное столкновение двух несовместимых культур показывает, насколько важно не впадать в какую-то крайность – нужна мера.

Текст к иллюстрациям добавляет интеллектуальной работы, к которой призывал концептуализм. Возможно, если сексуальность и женственность не были табуированы, все бы понимали: если женщина работает на заводе – это ее право. Феминизм не о том, что женщина не должна быть сексуальной, а о свободе выбора: если захочет, она пойдет на завод, если не захочет, будет печь пироги дома.