«Куда торопиться? Смотри на закат, завтра всё сделаешь»: как русские ведут бизнес на Шри-Ланке

Бизнес в России – это стресс. А там, где всегда +30°C, огромные волны, солнце райская обстановка? Корреспондент VSetyah побывала на Шри-Ланке, встретилась с тремя русскими бизнесменами и узнала, что заставляет их терпеть пьяных ланкийцев с мачете, платить проценты местной мафии и все равно оставаться на острове.

О решении переехать

– Из России на Шри-Ланку: почему решили переехать сюда?

Сергей Михеев, сооснователь школы серфинга Surf Discovery: Я родом из Приморско-Ахтарска, курортного городка на Азовском море. В 1996 году прокатился на доске в Анапе и понял, что серфинг – это моё.

Фото из личного архива Сергея Михеева

В 2009 году мы с друзьями открыли школу серфинга на Бали, но с ноября по январь там сезон дождей и ветра. Стали искать место, похожее на Кату (Бали), остановились на Шри-Ланке. Людей мало, хороший климат и манго вкусный – работать можно. Так и получилось, что уже седьмой год здесь.

Наталья Фриске, основатель ресторана Line up: Я из Москвы, Сергей из Перми, раньше мы были женаты. Сейчас Сергей находится тут постоянно, а я наездами: два с половиной месяца здесь и месяц в Москве. Идея ресторана зародилась на Бали: там уже всё развито, большая конкуренция, а здесь всё только начинается. Взяли землю и построили кафе.

Line up – это место, где серферы ждут хорошей волны. Акцент среди аудитории делаем на молодежь, которая сюда приезжает: готовим бургеры и воки, также морепродукты на гриле и стейки из тунца. В основном наши клиенты – русские.

Фото: line_up_cafe_

Часто серферы – это бездельники, которые приезжают тусоваться, живут в палатках и ищут девушку, чтобы отдыхать за её счёт, поэтому цены у нас местные – невысокие. В «не сезон» мы закрываемся: туристов нет.

О трудностях и расслабленных работниках

– Начало: с какими сложностями столкнулись?

Сергей Михеев: Я приехал сюда один и первое время работал под пальмой на кучке земли. Во второй сезон – уже в помещении и с группой своих инструкторов. Все привыкли ездить в Таиланд и на Бали, а Шри-Ланка была новым направлением. Проблема была в том, чтобы найти бухгалтера, потому что здесь все слишком расслаблены. Мы нашли лучшего из худших: он плохо работает, путает моё имя в документах который год.

Фото: школа серфинга (источник: личный архив Сергея Михеева)

Здесь высоко развита коррупция. У них в законах нет понятия «серфинг», поэтому, чтобы работать легально, я должен переделать школу под дайвинг-центр. Для этого надо купить баллоны, каяки, шлемы, изменить раздевалки, по-другому расположить туалеты. И всё это для бумаги, которая мне не нужна.

Наталья Фриске: Это наш первый бизнес. Сергей в студенческие годы работал в ресторанах, наработал опыт. Сначала мы хотели сделать маленькую кофейню, но не рассчитали с параметрами – получилось намного больше. У нас были свои сбережения, думали, потянем. В итоге попросили помощи у родителей: у моего папы был бизнес в Дубае, он нас поддержал.

Здесь трудно набрать команду: ланкийцы ленивые и обидчивые. Если им что-то не нравится, они встают и уходят без предупреждения. За три месяца мы сменили четырех поваров. Для иностранцев нужна рабочая виза, поэтому легче обучить местных.

Фото: line_up_cafe_

«Сегодня тебя обманули, а завтра пришли за помощью»

– Местный менталитет: привыкли?

Сергей Михеев: Сложно привыкнуть к тому, что люди не видят причинно-следственные связи: сегодня они тебя обманули, а завтра пришли к тебе за помощью. Они как дети: находятся здесь и сейчас.

Как краснодарский парень, я их понимаю – южане все ленивые. Зарабатывают тысячу рублей в день и довольны: в Анапе люди три месяца сдают жилье и живут на эти деньги весь год – такой стиль жизни. Я приезжаю в Москву на две недели, заряжаюсь сумасшедшим ритмом, а здесь останавливаюсь. Здесь позиция: «Куда торопиться? Смотри на закат, завтра всё сделаешь».

Фото: личный архив Сергея Михеева

Недавно я вызвал машину, чтобы откачали септик, – они ехали неделю. Я звонил им каждый день, приезжал сам. В итоге приехали, сказали: «Мы на пляж не поедем, плати 2 000 рупий (700 рублей) за ложный вызов». При том, что машина спокойно едет по песку. Так и живем.

«Русские – первые бизнесмены, которые приехали не только зарабатывать, но и помогать стране»

Сергей Вшивков, основатель ресторана Line up: Местные очень завистливые люди: подсылают к нам департаменты, жалуются в полицию, якобы мы не даем им спать.

Соседи воспользовались тем, что мы русские: построили здание впритык к нашему, хотя должны были отступить минимум три метра – у нас окна с той стороны. А мы не имеем права ничего предъявить – мы не резиденты страны. В отношении белых они расисты. Если видят перед собой человека без загара, понимают, что он только приехал, и продают ему всё в четыре раза дороже.

Они открывают заведения, плюют в потолок и не понимают, почему к ним люди не идут. Мы занимаемся развитием, рекламой, проводим мероприятия и мастер-классы, тематические вечера и просмотры фильмов, у нас играет живая музыка и выступают диджеи, поэтому нам завидуют. Но мы стараемся дружить с местными: подарили водяную цистерну и насос школе, потому что у них вечные проблемы с водой, даем воду соседям. Про нас в местной газете писали, что русские – первые бизнесмены, которые приехали не только зарабатывать, но и помогать стране.

Фото: line_up_cafe_

– Когда местная мафия приходит за своим процентом?

Сергей Михеев: Сразу после того, как открылся: спрашивает, на каких основаниях белый человек учит на их земле группу людей. Бывает, подходят, говорят: «У моей мамы велик сломался, починишь?». И я покупаю новый велик, сто долларов стоит, мне не сложно. Не то чтобы я откупаюсь: если мне что-то не нравится, я посылаю, но мелочи важны. Я тоже могу обратиться к ним за помощью.

Наталья Фриске: Наш местный партнер помог избежать проблем с мафией. Мы дружим с полицией, а департаменту по алкоголю я всегда привожу по бутылке водочки. Здесь всё решается бутылкой водки и улыбкой.

Фото: line_up_cafe_

– Самая опасная ситуация в работе на Шри-Ланке?

Сергей Михеев: Когда в очередной раз ко мне приходят 40 пьяных ланкийцев с мачете и говорят, что порубят меня на куски. Такое бывает несколько раз в сезон. Когда они пьют, у них сносит башню – они становятся опасными, поэтому на алкогольных ларьках стоят клетки, как в тюрьме. А если ещё полнолуние, то всё. У меня есть поддержка с бандитами и с полицией, но я их не притягиваю. Если позвоню, помогут, либо приедут и всех закроют, но кому это надо? Поэтому я просто говорю: «Не вопрос, давай порубимся, только сначала я хочу узнать причину». Начинаем общаться – через полчаса уже обнимаемся.

«Здесь ты чужой и всегда будешь чужим»: об особенностях жизни

– Бизнес в России VS Бизнес на Шри-Ланке: в чём главное отличие?

Сергей Михеев: Бизнес в России – это связи. Также есть полиция, есть бандиты, а ещё главу города и главу района с детьми ты учишь бесплатно. На Шри-Ланке связи тоже важны, но здесь ты чужой и всегда будешь чужим. Белый здесь априори не прав. На дороге ДТП – ты будешь крайним в любом случае, потому что ты белый. Я получил местные права, чтобы иметь возможность подать апелляцию. Иногда ты должен прогибаться.

Фото: личный архив Сергея Михеева

Если мне кто-то не понравился, я могу заплатить небольшую сумму, и этот человек больше не появится на Шри-Ланке. То же могут сделать со мной. Морально здесь тяжело вести бизнес, но спасают друзья, которые работают в моей школе – мы «с одной песочницы».

«Хотели плюнуть, сдать или продать ресторан, но у Сережи душа заболела – вернулся»

Наталья Фриске: В России всё быстрее, много связей, хоть и взятки берут. Но я бы не стала открывать у нас кафе: большая конкуренция, народ ничем не удивить. На Шри-Ланке все медлительные: мы уже год пытаемся сделать документ, который позволит нам нанимать русских и делать лицензии. Каждый день звоним им, они не отвечают. Коррупции здесь еще больше, чем было у нас в 90-х.

Я Шри-Ланку люблю за океан и за местных собак – всё. Ланкийцев терплю ровно два с половиной месяца, потом устаю от тугодумности, сумасшедшего движения на дорогах и мух с комарами. Сереже тяжело, но это место – наш ребенок. Когда повара менялись, он один готовил на 65 человек. В прошлом сезоне хотели плюнуть, сдать или продать ресторан, но у Сережи душа заболела – вернулся.

Фото: line_up_cafe_

«Каждую березку хотел обнять»: о России и блинах с бабушками

– Назад в Россию не тянет?

Сергей Михеев: Я люблю Россию, скучаю. Здесь бесконечное лето, от которого устаёшь. Зима должна быть зимой со снегом и мандаринами, а мы пальму в песке наряжаем. Частично уже возвращаюсь в Россию: по полгода провожу, встречаюсь с бабушками, они уже старенькие: с одной блины кушаю, со второй в карты играю. Но зимой там не сезон для серфинга – лечу сюда. И здесь хорошо. Серфинг для меня – медитация, глубокий отдых и приобретение внутреннего спокойствия, которое я переношу на берег.

Фото: личный архив Сергея Михеева

Сергей Вшивков: Конечно, тянет. Здесь хорошо отдыхать, но не работать. В этом году я видел океан один раз – постоянно в ресторане. Бросить можно всё, но когда вложил в это всю энергию и душу – жалко. В мае уехал в Москву, думал, больше никогда не вернусь сюда, каждую березку хотел обнять, но через пару месяцев соскучился по своему ресторану.

В России все вокруг ноют, какая у нас плохая страна, какие маленькие пенсии. Ребят, поработайте на Шри-Ланке полгода, где пенсии нет вообще: ланкиец всю жизнь собирает чай за два доллара, а потом может ждать помощи только от своих детей.

Фото: line_up_cafe_

Переезжать сюда мы не собираемся – это временный этап. Тяжело, но лучше иметь возможность раз в месяц выйти к морю, чем копить весь год деньги, чтобы прилететь сюда – так дешевле.

Анна Шевченко