Тепло и светлая грусть: зачем смотреть фильм «Нас других не будет»

«Нас других не будет» – новый документальный фильм режиссера Петра Шепотинника, рассказывающий о Сергее Бодрове-младшем, о том, каким его помнят его коллеги и друзья.

На большие экраны картина вышла вчера, и, судя по бронированиям, это оказался самый востребованный документальный фильм за последнее время. Впрочем, этого можно было ожидать: в первую очередь, учитывая личность самого Бодрова-младшего, ну а во вторую – тот факт, что картина открывала «Кинотавр».  

Лента получилась – по ощущениям – не документальной, скорее, а семейной. Каждому из героев можно дать условный ярлык: Алексей Балабанов (режиссер) – отец, Надежда Васильева (художник по костюмам) – мать, Сергей Сельянов (продюсер) – дядя, а Вячеслав Бутусов (лидер группы Nautilius Pompilius) и Сергей Астахов (оператор) – друзья семьи, Бодров же младший – сын, племянник, и, конечно, брат. Наверное, если вы знакомы с творчеством Балабанова и Бодрова, все эти истории не станут для вас откровением или чем-то новым, все они были рассказаны по несколько раз в других интервью и фильмах. Но слушать их не устаешь, поэтому снова и снова продолжаешь смеяться и улыбаться вместе с героями.

Можно ли снять оптимистичный фильм про Сергея Бодрова? Вопрос, который задают героям фильма. Все отвечают «да». Именно таким фильмом и стал «Нас других не будет». В нем хоть и есть лирика и светлая грусть в написанном Бутусовым специально для картины саундтреке, но он сопровождает интересные рассказы, архивные кадры из интервью и кадры со съемок, от которых становится не грустно – тепло. Грусть, конечно, есть – куда без нее? – но и она светлая, с улыбкой на лице. Глаза Сельянова почти весь рассказ на мокром месте, да и Надежда Васильева изредка, но взгрустнет, рассказывая очередную смешную историю из дружбы Бодрова и Балабанова.

Существует и другая линия, с иными главными героями – глаза самого Сергея Бодрова-младшего, есть в них некий Абсолют, смотришь в них, в эту глубину, и будто снова не веришь, что нет его.

Вновь затронута тема неразрывности образа Данилы и Сергея, когда для людей Бодров стал «маяком, указывающим путь из тьмы». Ему (Сергею) отправляли тонны писем, адресатом которых был Данила. Не открещиваясь от своего героя и отвечая за свои слова, Бодров принимает ношу «советского супергероя» и становится одним целым с персонажем «Брата» в глазах зрителей.

Параллельно разговору о фильмах Балабанова и Бодрова включается рассказ о гибели съемочной группы в Кармадонском ущелье, об этом говорит Дмитрий Шибнев, который участвовал в съемках «Связного». Он рассказывает истории, которые – словно знаки – показывают, что все было против съемки фильма в горах Владикавказа: постоянные задержки, несостыковки по времени и даже «народная мистика» – легенды древних племен об этих местах, тем не менее, не остановили съемочную команду. И вот оно как получается: в Петербурге все ждали приезд группы, готовились; а на месте съемок все словно шло к тому, чтобы оставить команду здесь навсегда…

Нет теперь и Балабанова, нет Бодрова, нет тех героев, которые могли бы вместе спасти мир. Есть только миг, который подкосил всех, после которого все пошло не так – смерть Сергея Бодрова-младшего – искусствоведа, актера и режиссера. Щемит в груди от этого осознания. Но разливается в душе благодарность за то, что такие люди жили вместе с нами и оставили след в истории искусства.

Алексей Акулов