«Выслушиваем тирады от посетителей о законодательстве и правах человека»: как в Екатеринбурге работают магазины после карантина

9 июня Евгений Куйвашев разрешил работу магазинам с отдельным входом площадью до 400 квадратных метров. Одни назвали новые меры безопасности сказочными и не открыли магазин, другие вышли в офлайн и собирают выручку больше, чем в 2019 году. Представители магазинов одежды, обуви, книг и ювелирных изделий рассказали порталу Vsetyah о жизни после карантина.

Галина Ильина, генеральный директор сети книжных магазинов «Живое слово»:

Психологическая травма, о которой никто не пишет

В штатный режим вернулись во вторник, но без радости – все чувства убиты. Слишком много нервов потеряли из-за непрофессионализма и равнодушия нашей власти. Государству всё равно, какие моральные убытки понесло руководство компаний: их не оценить деньгами.

Фото: pexels.com

Я как руководитель выдержала огромную психологическую нагрузку: работники паниковали и злились. Они не понимали, что постановления пишут президент и губернатор. Считали, что работодатель не хочет открываться. Об этой психологической травме никто не пишет, но с этим столкнулись многие компании.

У меня сильный характер и образование психолога, но было сложно. Чем больше жалеешь работников, тем хуже, поэтому я выработала алгоритм внешнего равнодушия.

Бума нет: «книги – это импульсивная покупка»

Фото: pexels.com

В интернет-магазине книги продавались больше, чем до карантина в онлайн-формате. Люди покупали настольные игры и товары для творчества, картины для расписывания, а также подарочные книги, которых нет в других магазинах. Но сейчас бума нет, потому что книги – это импульсивная покупка, а не товар повседневного спроса.

Скандальные покупатели: «нападки не прекратятся»

Фото: pexels.com

Соблюдать новые рекомендации сложно, потому что покупатели знают свои права: говорят, мы нарушаем закон, требуя маску и перчатки. Сегодня один директор жаловался, что посетитель пришел с конституцией и кричит. Люди не понимают, что меры придумали не мы. Продавцам даем установку предложить и больше не настаивать, потому что выслушиваем тирады о правах человека. Для некоторых наши магазины – площадка для выплеска злобы и недовольства: ругают президента и власть.

Думаю, нападки не прекратятся. Когда столкнулись с карантином, мы не видели вокруг себя болеющих людей – они были далеко. Сейчас шансы заболеть снижаются, а случаи заболевания доходят до наших знакомых, и многие говорят: «Ну заболел и выздоровел». Поэтому, у меня ощущение, что будет еще больше непослушаний, игнорирования и недоверия к власти.

Оксана Баталова, собственник ювелирного салона #ТВОЙЛИЧНЫЙЮВЕЛИР

Онлайн не подходит: «Мы не можем пол магазина привезти на деревню»

Я произвожу и продаю ювелирные украшения – предметы роскоши, не товары первой необходимости. Ювелирные украшения тяжело покупать удалённо: хочется потрогать, померить, убедиться в качестве. Домашняя примерка небезопасна: нельзя взять пол магазина и привезти на деревню дедушке. Не рискую ни сотрудниками, ни товаром, поэтому в онлайн уйти тяжело.

Наша выручка упала на 100%: почти не продавали в карантин. Я даже не считала доходы с доставки – примерно 3% от оборота. Некоторые кадры сменили: карантин выявил слабые звенья, которые не смогли работать удаленно.

Первый этап послабления: «Почитали эти сказочные меры и открываться не стали»

Я не буду открывать магазин, пока не откроют город полностью. Вы видели эти требования? Проверка точно найдет несоответствие. Сотрудники и посетители – в масках и перчатках, надо измерять температуру, каждый час вести журналы, обрабатывать помещение, иметь специальные лампы и антисептики — это нереально. О журналах обязательно кто-то забудет – будет штраф.

По улицам ходят без масок и перчаток – я должна разворачивать их у дверей. Если человек с маской, то на лбу или на носу, чтобы штраф не выписали. Как в перчатках мерить кольца? Социальная дистанция полтора метра – я могу только кинуть кольцо в клиента.

Вторая проблема — у всех сотрудников дети, а детские сады не открылись. Почитали эти сказочные меры и открываться не стали. И не будем до полного снятия ограничений.

Я, конечно, заказала в салон дезинфектор, бесконтактный измеритель температуры и щитки для сотрудников — меры продлятся. Пускай все откроется, чтобы у органов было больше площадей для проверок. Тогда можно потихоньку начинать работу.

Покупательская способность будет низкая: «не собираюсь шиковать»

Покупательской способности нет: летний сезон низкий, народ на дачах, а после карантина никто не жаждет тратить деньги. Раньше средний чек на обручальные кольца был 50-70 тысяч рублей за пару, в этом году запрос – 30 тысяч рублей.

Думаю, покупательская способность и дальше будет низкая. Люди в режиме сдержанного потребления: не понятно, что будет дальше. Я не собираюсь шиковать, потому что не знаю, как построится бизнес.

Онлайн не заменит офлайн. Терпеть не могу толпы, поэтому по максимуму покупаю по интернет-заказам: когда совершаю возврат, получаю меньше негативных эмоций. Выбор формата зависит от психотипа и привычки, а заразы никто не боится. Маски на лбу носят. И то, чтобы полиция не остановила. Всем надоело бояться.

Ольга Иванова, директор магазина одежды и обуви Upper

«Простой в 2 месяца для нас не смертелен»

В мае наши выручки упали на 70%. Мы боролись за каждого сотрудника, никто не ушел, государство компенсировало зарплаты. В режиме онлайн люди имели возможность примерить до трех пар на дому. Заказы поступали даже из Южно-Сахалинска.

Мы и не думали умирать. Магазину Upper уже 10 лет: простой в 2 месяца для нас не смертелен. Обслуживали заказы, поэтому праздничного открытия не ждали: вызвали уборщиц с огородов, продезинфицировали помещение, надели маски и открыли двери.

Слава богу, нет декларации с жесткими ограничениями – только адекватные рекомендации к работе. Наше предприятие обходится без тактильного общения с посетителем, поэтому нам проще. А входной и выходной фильтры сотрудников обеспечили еще 4 месяца назад.

Выручки лучше, но люди не бегут

Сейчас наши выручки лучше, чем в июне прошлого года. По размерной сетке онлайн обувь сложно взять, а с карантина люди вышли. Тенденция следующая: человек делает покупки по потребности, если надеть нечего. Люди в магазин не бегут: было бы, с чем бежать.

Первое время, думаю, будет больше онлайн-заказов: статистика заболеваний ещё высока. Если осенью будет вторая волна, снова перейдем в онлайн – уже знаем, что это.

Эдуард Казарян, основатель сети магазинов уличной одежды Hard Store

«Рано сгруппировались»

Наша выручка упала на 85%. Выжили благодаря хорошей финансовой грамотности. Мы рано сгруппировались: построили стратегические планы и уже в начале марта изменили процесс работы.

Когда наши коллеги начали принимать антикризисные меры, мы уже работали в новых реалиях. Магазины сумбурно перестраивались на онлайн, поэтому покупатели могли получить негативный опыт, например, по срокам доставки. Чтобы этого не допустить, наша команда увеличилась: активнее занимаемся онлайн-форматом, вводим бонусы и подарки.

Ввели свои меры безопасности: «впускаем в зал не больше 3 человек»

Соблюдать новые правила в штатном режиме нелегко: чтобы привыкнуть, за неделю до открытия стали работать как пункт выдачи. Кроме норм Роспотребнадзора, ввели дополнительные меры: впускаем в зал не больше 3 человек, несмотря на большие площади залов – минимум 100 квадратов. Примерочные и кассовые зоны обрабатываем после каждого гостя. Персонал ведет журналы смены масок, перчаток, измерения температуры. На прошлой недели у сотрудника поднялась температура и система сработала: сразу отправили домой, врач поставил диагноз ОРВИ. Проверок не было, но к ним готовы.

Бума отложенного спроса, к сожалению, нет: продажи как в июне прошлого года. Из онлайн-режима мы вышли только на 20%: ждем указа об открытии торговых центров. На всплеск продаж и не надеемся: за время карантина народ не разбогател – только стал беднее.

Фото предоставлены интервьюируемыми

Анна Шевченко